Время работы офиса:
пн-пт, 10:00 - 18:00

Внимание на экран

01.09.2014

Название издания: Computerworld/Россия

Автор: Людмила Мурзина

Компания «Делайт 2000» — один из старожилов российского ИТ-рынка; по ее истории можно проследить, как менялись с течением времени представления о том, где и как можно использовать видео в рабочих процессах. Начав с продаж проекторов, в «Делайт 2000» постепенно переходили к созданию все более сложных аудиовизуальных систем, которые все глубже интегрировались в инфраструктуру предприятия. Сейчас компания предлагает своим заказчикам сделать следующий шаг — создавать единую систему управления видеоресурсами предприятия — EvRP (Enterprise video Resource Planning system). О том, что такое EvRP и кому она может пригодиться, Computerworld рассказал генеральный директор «Делайт 2000» Михаил Петров.

Михаил Петров: «Видео по сравнению с текстом более активно вовлекает пользователя, более эффективно воздействует на сознание»

- С чего начиналась ваша компания и к чему она пришла сейчас?

В 1995 году мы открыли компанию «Делайт 2000», которая поставляла презентационные устройства. В то время мы продавали одно устройство в месяц, а его цена была 18 тыс. долл.

Когда появились проекторы, это долгое время было нишевым бизнесом. Во время кризиса 1998-го мы стали первыми, кто предложил проекторы арендовать, а не покупать. Такое предложение оказалось очень удачным: многим было проще не покупать проектор за 6-10 тыс. долл., а взять его в аренду на день за 200-500 долл.

Постепенно рынок расширялся, проекторы становились дешевле, меньше, популярнее, и появились первые заказчики, которые хотели, чтобы им не только продали оборудование для презентаций, но и установили его. Так получилось, что мы всегда работали с теми компаниями, которые лидировали в инновациях. И в результате мы с заказчиками всегда находились на острие рынка, и все только появляющиеся устройства и технологии либо мы предлагали заказчикам, либо они просили у нас. Например, когда появились системы управления, их умели продавать всего четыре компании в стране, включая нашу. Сегодня таких компаний несколько сотен, но мы ушли на новый уровень, и то, что мы предлагаем сейчас, в России опять могут предложить всего две-три компании.

- Вы формируете спрос или просто отвечаете требованиям отдельных, самых продвинутых заказчиков?

Думаю, и то и другое. Мы внимательно наблюдаем за развитием не только нашей области рынка, но и за смежными секторами – что происходит в сфере облачных технологий, в мобильных устройствах, в инженерных системах, даже у мебельщиков. Дальше мы делаем предположение, что определенное сочетание функций или технологий, скорее всего, окажется интересным нашим заказчикам. Мы понимаем, какие у них есть потребности, и довольно часто предлагаем им целостную концепцию, и, если заказчиков она устраивает, реализуем ее.

- Если сравнивать наш рынок с западными, то как согласуется их уровень развития?

Нет единых правил для всех рынков. Например, немцы достигают нужного им уровня функциональности и не делают ни шага дальше, французы во главу угла ставят бюджет, а вот испанцы очень технологичны, и с точки зрения нашего интеграционного бизнеса они очень интересны, хотя им и далеко до Англии и США. Но там другой уровень бизнеса, высокая конкуренция, много глобальных компаний, для которых вопросы коммуникации имеют огромное значение.

Если же говорить о России, то здесь есть весьма ограниченное количество компаний, которые подобрались вплотную к самым современным методам ведения бизнеса, но и они еще далеки от основных потребителей США и Великобритании.

- Вы учитываете опыт американских и британских интеграторов в своих прогнозах?

Почти никогда не бывает такого, чтобы мы, скажем, в 2012-2013 году реализовали здесь те технологии, которые там были реализованы в 2010-2011 году. В нашей области технологии развиваются очень быстро, и в России в момент внедрения нужны технологии нынешние, а не прошлогодние. Разница в том, что количество передовых внедрений заметно меньше и формат другой.

- Каковы ваши нынешние клиенты?

Сегодня наш заказчик, который хочет вести эффективный бизнес и которому нужны развитые коммуникации, существует, с нашей точки зрения, в трех слоях. Первый слой – физический; это помещение, в котором заказчик сидит, и здесь мы создаем пространство для коммуникаций в прямом смысле этого слова: архитектурное решение, дизайн, мебель, жалюзи, кондиционер и т. п. Следующий слой определяет, каким способом он получает информацию – экран, направленный звук, микрофоны, безбликовый свет и т. д. Мы называем это аудиовизуальной средой. Третий слой – информационная среда для размещения и управления различными медиаматериалами. Наша задача – учитывая особенности и соединяя возможности этих слоев, сформировать условия для эффективной передачи информации и комфортной продуктивной совместной работы, сделать доступными интегрированные коммуникации, видеопотоки и т. д.

Зачем все это нужно, когда, казалось бы, есть мобильные устройства, есть облака, и для того, чтобы связаться с кем-то, достаточно открыть Skype? Дело в том, что это удобно, когда есть два собеседника, но когда их становится больше, а требования к качеству и эргономике возрастают, простых средств уже недостаточно, в частности не хватает звука, вам надо слышать друг друга. Не хватает уверенности в качестве. И выясняется, что надо интегрировать этот виртуальный мир в мир физический.

- И еще, видимо, важен вопрос сохранения полученной информации…

Методы протоколирования информации тоже меняются. Если раньше это был текст или фотографии, то теперь это медиапоток, который состоит в основном из видео. И все видео необходимо куда-то сложить, упорядочить, разметить, организовать доступ, раздать желающим на рабочие места или мобильные устройства. У предприятия возникает потребность в создании единой системы управления всеми этими видеоресурсами – EvRP. Это и есть тот третий слой, о котором я уже говорил.

- Каким заказчикам интересен такой подход?

Прежде всего, это компании, руководители которых хотят донести свои мысли напрямую до каждого сотрудника, независимо от их количества и местонахождения. Кроме того, это крупные организации с распределенной структурой, у которых есть задачи обучения и проведения рабочих совещаний с большим числом участников, причем не все из них могут быть активными собеседниками. К таким заказчикам относятся, например, органы государственной власти.

Казалось бы, почему не использовать для передачи всего этого видеоконтента обычные средства, например YouTube? Даже оставив в стороне вопросы безопасности, мы видим, что все эти системы обращены к отдельно взятым индивидуумам.

А теперь представим, что в одном офисе работает тысяча сотрудников, и им всем надо посмотреть обращение президента компании. Если все они одновременно побегут на YouTube, сеть компании сразу «ляжет». В этом смысле распределение потоков внутри корпоративных сетей имеет очень большие особенности. Чтобы быстро доставить видеоконтент до всех офисов и всех сотрудников, необходимо минимизировать медиапотоки, передаваемые по внешним сетям, загнать их во внутрикорпоративную сеть и оттуда уже раздавать. Для этих целей YouTube подходит очень плохо.

- Думаю, для заказчика важно не только как информация будет доставлена, но и попадет ли она по назначению, будет ли усвоена?

Технически, можно отследить, просматривал ли сотрудник запись, в каких местах перелистывал, где останавливался. Можно установить видеокамеры в комнате просмотра, раздать анкеты с вопросами… Но в целом проблема усвоения информации не решается техническими средствами. В системе же EvRP подход иной: видеоинформация включается в корпоративный и личный поток работ сотрудников, в бизнес-процессы организации. EvRP дает и инструменты менеджера для планирования и контроля просмотра видеоконтента, и средства утверждения публикуемого контента, и индивидуальные инструменты работы с видеоданными (закладки, поиск по метаданным, списки просмотра и др.), и социальные инструменты, позволяющие рекомендовать хорошие материалы коллегам, комментировать и т. п.

- Как добиться того, чтобы все эти гигабайты не повисали мертвым грузом?

Для начала надо относиться к видео как к другим информационным средствам. Необходимо задать структуру системы хранения и объяснить ее персоналу, не сваливая все в одну кучу, использовать рубрикаторы и хэштеги. И обязательно нужен администратор этой системы.

Надо также учитывать, что просмотр видео более затратен по времени, чем беглое чтение текста, и использовать его следует в тех случаях, когда оно действительно необходимо. При этом важно создавать комплекты, где видео сопровождается текстовыми файлами, имеет теги, временные метки, которые помогают быстро найти нужную информацию, это особенно важно, если это видео многочасовое. Также можно сделать назначения, делающие определенные материалы обязательными для просмотра конкретными сотрудниками, и тогда им придут уведомления, что они должны посмотреть именно этот отрезок, а организация может проконтролировать, по крайней мере, включили ли они его и посмотрели ли до конца.

Важно еще отметить, что вся эта система интегрирована с сервисом каталогов Active Directory, что все корпоративные настройки тут работают и все права доступа тоже работают. Все корпоративные политики транслируются в EvRP, и это тоже очень удобно, поскольку не требуется настраивать все повторно.

- Насколько активно вы используете облачные технологии?

Облачные технологии – это, по большому счету, универсальный способ доступа к сервисам и данным. Мы не занимаемся публичными облаками, мы строим заказчику его частное облако. Например, сейчас у нас в работе проект большого обучающего центра для энергетики. В рамках этого центра заказчики должны получать реальную информацию из различных центров управления своей энергосистемой и передавать данные в учебную систему. Реализовать все это без облачной системы просто невозможно.

- С какими вендорами вы работаете?

У нас два направления интеграционного бизнеса. Первое мы называем корпоративным, второе – индустриальным. В первом случае люди решают управленческие или бизнес-задачи. Во втором – у заказчика есть некие внешние процессы, допустим технологические, и нужно создать диспетчерский пункт для управления ими.

Соответственно на этих двух сегментах рынка у нас разные ключевые партнеры. На индустриальном – компания Planar, которая разрабатывает большеэкранные системы отображения информации, и компания Evans, которая создает лучшие в мире диспетчерские консоли. В корпоративном сегменте ключевой партнер для нас на сегодняшний день – компания VBrick, партнер по EvRP, также мы сотрудничаем с Sonic Foundry – это системы стриминга и протоколирования, ориентированные на образование. И разумеется, есть десятки партнеров по частным задачам, например по записи и воспроизведению звука.

- Напоследок вопрос философский. Общество всегда шло от примитивных способов передачи информации – с помощью изображения – ко все более емким, сложным и абстрактным – текст, графики, формулы и т. д. Сейчас все говорят о том, что изображения и видео более наглядны, понятны, востребованы, чем текст. Не является ли это регрессом, возвращением к тому, от чего так долго уходили?

Это можно назвать возвращением, но на принципиально другом уровне. Люди всегда стремились к наглядности, однако носители такой информации были несовершенны и не было способов передавать картинки в больших количествах. Это сегодня мы можем накачать на «флэшку» тысячи фотографий, а какого размера должна быть книга, чтобы их уместить? Знания накапливались так быстро, что единственным способом их сохранить было «ужимание» информации, отбор и сокращение ее для того, чтобы уместить ее на доступных носителях, отсюда все эти графики, формулы и диаграммы.

Видео же по сравнению с текстом более активно вовлекает пользователя, более эффективно воздействует на сознание. Поэтому оно так популярно в обучении, его появляется все больше и оно становится все более изощренным. Тем не менее всегда будет оставаться большой объем информации, которую проще прочитать, чем посмотреть.

- И это оставляет надежду.

Вернуться к списку публикаций

>
>